Саркан, революция и «Черкасская оборона»

В селе  Черкасском,   на  высоком  пригорке   стоит некогда  величественный  памятник  героям так  называемой  «Черкасской  обороны».   Три остроконечные  пирамиды мемориала олицетворяют  собой  остроту  классовых  битв 1918-1919  годов.  В советское  время    памятник  и  музей, который расположился у подножья мемориала, были  культовым   местом, куда  приезжали  сотни  туристов, школьники    района и  области. Они возлагали  цветы к  вечному  огню, посещали  музей   «Черкасской  обороны», любовались живописной панорамой.

Сегодня  интерес  к тем  событиям  заметно  упал, вечный  огонь  погашен. Медный  барельеф  с  изображением  партизан похищен, а   пирамиды  покрылись  вульгарными  надписями. Справедливости ради нужно сказать, что в последнее время  власти Алматинской области начали уделять больше внимания музею и мемориалу.   Немногочисленные  сотрудники  музея  стараются  поддерживать  былой  порядок и  редким  посетителям  пытаются    живо  рассказать о тех далеких  и страшных  событиях, когда  окруженные  со  всех  сторон  крестьяне  13  сел  целый  год  держали оборону не на  жизнь, а на  смерть против сарканских казаков, белогвардейцев генерала Ярушина и атамана Анненкова.

Кто они эти партизаны? Борцы за справедливое дело, как долго о них говорили в советское время или захватчики чужой земли и собственности? Достойны ли они памяти потомков? Для  понимания  происходившего  следует   отступить на  несколько  лет  назад в начало ХХ  века.  Мы  уже  говорили  о сложной  социально – экономической и политической  обстановке  накануне   февральской  революции в крае.  Лепсинский  уезд  после  1907  года  принял  переселенцев  из 59  губерний  России.  Сюда  в поисках счастливой  доли  приехали  крестьяне  Смоленской, Воронежской, Черниговской,  Полтавской и других  губерний,  сорванные с  места революцией  1905 года и поверившим обещаниям  правительства  наделить их  землей.   В предгорьях возникли  многочисленные  села:    Андреевка, Саратовка, Черкасское, Антоновка, Колпаковка, Герасимовка, Константиновка, Осиновка,  Петропавловка  и целый  ряд  других. Заметим, подавляющее число  новоселов- участники  или очевидцы  крестьянских  движений  в центре.  Землю , которую правительство изъяло у местного населения, новые переселенцы  получили  далеко  не  сразу  и не  все.   Неплохо  себя  чувствовали жители первых казачьих станиц и выселков,  жители которых  имели  от  20  до 50  десятин (1 десятина тогда равнялась 1,09 гектара) на  мужчину.   Но  и  в казачьих станицах   наблюдалось  социальное  расслоение  на  бедных  и  зажиточных.  По меркам ХХ века большая  часть  старожилов  и  казаков  считались  кулаками. Другая  и  более значительная  часть  оставалась  бедняками.    По данным  статистического обследования  переселенческих  поселков  Лепсинского,  Капальского, Верненского,  Пишпекского и  Пржевальского  уездов  в  1910-1913  годах  безземельных  хозяйств  насчитывалось 3322  или    27, 7%, бедняцких хозяйств, имевших  до 5  десятин,   было  2646  или  22, 1%,  2660  человек   были  батраками.  Вместе  это  составляло   около  50%    всех  хозяйств переселенцев.  Те, которые  так  и не  успели  получить  долгожданную  землю и  с  завистью  поглядывали  на  своих состоятельных  соседей и  земли  казахов.

 В феврале 1917 года произошла  революция в России. Царь был свергнут. А вместе с ним  исчезли местная царская администрация и полиция. Новое Временное правительство в каждую область и уезд прислало своих комиссаров с заданием удержать народ в рамках порядка. Но это стало невозможным,  поскольку само Временное правительство отменило прежние законы в стране и армии. Выпустило политзаключённых и уголовников. Объявило свободы собраний и митингов. Параллельно с комиссарами Временного правительства повсеместно стали избираться «незаконные» Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов,  и национальные комитеты. Оживились национальные окраины, требуя автономии или даже полного отделения от России..

Пытаясь загладить обиды казахского населения, Временное правительство объявило амнистию участникам восстания 1916 года, возвратило с фронта тыловых рабочих-казахов и даже обещало с сентября 1917 года выдавать компенсации за сожженные дома и угнанный скот. Но население огромной империи с нетерпением ждало решения главных вопросов; что с землёй и закончится ли  ненавистная война? Революционная  смута  подогревала  их ожидания.  В  условиях неразберихи с  властью начался  самовольный  захват  земли   у  офицеров,  чиновников,  церкви. Но Временное правительство громогласно заявило о продолжении участия в войне, а от решения земельного вопроса уклонилось, поручив  его будущему Учредительному собранию, которое ещё и не избиралось.

    В 1917  году с фронта в Лепсинский уезд начали  возвращаться  солдаты.  В  их числе  большевики  З. Дегтярев  и Ф. Черкашин, которых тут же  избрали  в Совет солдатских и крестьянских  депутатов.  Они  начали  активную  агитацию  против  политики  Временного правительства… Их  поддержали  местные  крестьяне.  В результате 1-8 июля здесь  произошли  массовое  революционное  выступление,   в результате  которого, комиссар  Временного  правительства эсер Балабанов  был  арестован. Но  выступление  местными казаками было  подавлено, а З. Дегтярев  и  Ф. Черкашин   убиты.

Все  с  нетерпением  ждали    решений  центра.  Они пришли 26-27 октября 1917 года в виде первых декретов «О мире» , «О земле» и об образовании  новой Советской власти. С быстротой телеграфа эти декреты разнеслись по империи, и уже на следующий день в областных центрах было объявлено об установлении Советской власти из числа беднейших слоёв населения, о выходе из войны, о национализации всей земли и разрешении делить её  по- справедливому.   

В  ответ на это 1 ноября  в Верном  офицерско-казацкой  верхушкой, эсерами и меньшевиками под руководством некоего  Шкапского был совершен вооруженный  захват  власти.  Верненский  Совет рабочих и солдатских депутатов  был  разогнан, закрыта  «Семиреченская  крестьянская  газета», расформированы  просоветски настроенные  воинские  части. 

Однако,  борьба  продолжалась как  легально, так  и  нелегально.  И  это  дало  свои  плоды.

В декабре 1917 года в Оренбурге состоялся II съезд национальной партии «Алаш», лидеры которой объявили себя представителями всего Казахстана. Съезд, в противовес Советской России,  постановил образовать на территории Казахстана национально-государственную автономию «Алаш-Орда» под руководством Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова и других.  Они приняли решение не признавать Советскую власть, программу большевиков, а все решения и законы новой власти считать недействительными. Суть  главных разногласий с большевиками заключалась в следующем. Если большевики объявили, что повсеместно руководить должны Советы, избранные из бедных и средних слоев населения независимо от национальности, то алашординцы предлагали,  буржуазную парламентскую республику с учетом национальных традиций… Позже они разорвали связи с  центром, а когда сформировалось белогвардейское движение перешли на его сторону, надеясь, что белогвардейские правительства в Омске, в Поволжье  и адмирал Колчак признают «Алаш-Орду» как полноценное независимое государство и даже поддержали белых в борьбе против Советской власти. Но этого не случилось.  Белые  не признавали независимого Казахстана и использовали алашординцев,  лишь как таран против большевиков.

А.Нижников,

историк-краевед.

На снимке: Гостем музея «Черкасской обороны» был и бывший руководитель Казахстана Д.А. Кунаев.

(Продолжение следует).

Мәліметпен бөлісу: